top of page

О зле и добре в кармической линии космоса (Штайнер)



Мы видим в Макрокосме гармонию. В какое отношение к ней нам следует стать?


В церемонии, которую я описал, ясно показано то, что проходит перед нами в течение нескольких дней праздника, который столь мало понимается сегодня. Звёздное небо с его непреложными законами не всегда было тем Космосом, который является нам ныне. Этот Космос произошёл из Хаоса. Из борьбы бушующих сил развилось то, что мы имеем сегодня. Коперниканско-кеплеровские законы, заставляющие нас восхищаться мудростью Мирового духа, не всегда имели свою силу.


Сегодня мудрость кажется разлитой [в мире], стоящей над справедливостью и несправедливостью; мы не можем спрашивать тут о добре и зле. Но мы можем спрашивать об этом в отношении человека. Мы задаём себе сегодня и более глубокие вопросы. Почему спрашиваем мы в связи с человеком о добре и зле, о справедливости и несправедливости? Почему мы не смеем задавать эти вопросы в отношении Макрокосма? Когда мир ещё представлял собой волнующееся море, посреди того, что видит глаз, что слышат уши, что воспринимают внешние чувства, среди того, что сегодня является в законах гармонии, во Вселенной существовало ещё волнующееся море заливающих пространство чувств, желаний и страстей. Эти мировые страсти, находившиеся посреди закона и хаоса, сначала должны были быть преодолены. Тот, кто сегодня попытается провести перед своими очами этот мир вселенских желаний и вселенских страстей незапамятных времён, едва ли сможет уже воспринять [астральное] тело страстей. Блистающим и прозрачным, звёздным, едва воспринимаемым тончайшими приборами наблюдателя, сияет оно в каждом атоме с тех пор, как был преодолён хаос.


То, что привело астральное тело Космоса к покою, в человеке ещё не достигло своей цели. В человеке астральное тело ещё в волнении. То, что уже совершилось в Космосе в течение миллионов лет, в человеке ещё в становлении. И если мы прослеживаем человека от возвращения к возвращению, от перевоплощения к перевоплощению, если мы видим его в его различных телах и прослеживаем его затем в его астральных телах, тогда мы видим, что астральное тело становится светлее и чище из воплощения в воплощение.

При начале мы видим его пронизанным тусклыми страстями. Они напоминают о страстях того времени, когда мир ещё пребывал в хаосе. Однако мало-помалу развилась та ясность, какую теперь являет астральное тело великой Вселенной.


Так как мудрецам древних времён была известна связь между становлением человека и бытием мира, они назвали мир Макрокосмом, а человека микрокосмом. Человек может взирать на цель, которую он может себе поставить, – стать подобием Макрокосма, проникнуться тем же блаженством и покоем, которые наполняют Космос как мировой закон. Сколь мало сегодня мы можем спрашивать о справедливости и несправедливости законов Космоса, столь же мало человек когда-нибудь сможет спрашивать, согласуется ли его судьба со своим законом. Чистый закон – это космический закон, и чистый закон человека, чистый дух человека должен однажды стать судьбой человека. Таков путь судьбы, который человек проходит в различных своих инкарнациях. Всё более сияющими подобно звёздам и всё более схожими с судьбой Космоса становимся мы.


Карма есть закон, под которым мы все пребываем [букв. страждем]. То, что мы осуществляем в одном воплощении, приносит нам свои плоды в более поздних воплощениях. То, что нам выпадает на долю сегодня, мы вызвали в прошлых воплощениях.


Однако карма – это закон, который не только распределяет правильным образом провинности и наказания, дисгармонию и гармонию, но закон, который возводит нас на высочайшие вершины человеческого духа. Великая мировая книга кармы обретёт на левой и правой своих сторонах свой баланс. Всё, в чём мы виновны перед жизнью, мы опять возымеем преображённым в яркий свет пылающего астрального тела. Все лишения, какие мы вынесли, будут возмещены. Карма сгорит. Когда уже более не будет долгов бытия, когда мы сами будем идти нашим путём, подобно Солнцу, которое не может сколько-нибудь сойти со своего пути, тогда и мы будем следовать насаждённому в нас закону, как Солнце на звёздном небе. Это наш путь, это наша цель. Однажды это станет гармонией между человеческой судьбой и мировыми законами.


Жизненное паломничество протекает не у всех людей одинаково. Как во внешней природе совершенное существует наряду с несовершенным, как наряду с червём уже сегодня существуют высшие животные, так и в духовной жизни несовершенный человеческий дух существует наряду с таким, который достиг уже более высокой ступени.


Кто честно и твёрдо верит в развитие, должен также питать веру в духовную науку и в её учения о первенцах среди людей. Это те, кто на пути, который мы все должны проходить, уже проделали часть его дальше, чем мы на сегодня. Отдельные люди опережают [остальных]. Они обогнали нас с тех времён, о которых сообщает история. Благодаря этому они стали вождями, руководителями человечества. Как высокоразвитые животные возвышаются над червём, так Риши, Учители возвышаются над человечеством. Они достигли этого в более ранние времена, так как избрали иной, более крутой путь познания, путь более опасный, связанный с бесконечной опасностью. Никто на смеет вступать на него себя ради. Кто делает это, может оступиться и упасть в глубокую пропасть или на некоторое время утратить своё бытие или же превратиться в мучителя людей. Короче, никто не смеет из себялюбия, из эгоизма искать этот путь ускоренного познания.


Лишь тот, кто даёт обет властям, о которых обычный человек не имеет никакого понятия, кто приносит клятву, которая никогда не может быть нарушена, кто приносит этот обет, может вступить на путь, чтобы быть вождём человечества, первенцем человечества. Такие вожди человечества никогда не пользовались своим знанием для себя самих.


То, что столь высоко ценится на Западе, знание ради самого знания, не является тем, к чему стремятся адепты, великие Учители знания. Они стремятся к знанию, чтобы помогать человечеству, чтобы вести его туда, где человеческая судьба пребывает в созвучии с гармонией миров. Эти первенцы из среды людей живут среди нас, и они жили уже во все времена, они приобрели очищенное от вожделений и страстей астральное тело. Оно было уже у Будды, астральное тело, блистающее подобно звёздам. Когда он шёл однажды со своим учеником Анандой, он растворился в светлом облаке, световом облаке, в сияющем свете. Это было его достигшее состояния покоя астральное тело.


Нимб – это не что иное, как символ светозарного астрального тела Основателя христианства. Люди-первенцы, странствуя среди людей, являют собой непосредственное отражение Макрокосма. Должно было быть явлено, что они сожгли свою карму, что им больше нечего было искоренять, что извечная мудрость больше не подвержена заблуждению, что они ведут человечество уверенно, так уверенно, как Солнце на небесном своде следует своим путём и не может сойти с предначертанного ему на небосводе пути – вот символ первенцев среди людей. Он выражает, что они не могут сбиться с предназначенного людям пути. Уверенно шествуют они своим путём, как Солнце по небосводу. И как Солнце расточает свой свет и тепло на Земле, так и они ниспосылают любовь своего сердца в сердца людей, пробуждая любовь в сердцах своих собратьев. Эти первенцы своими собственными силами непоколебимо выдерживают всякие искушения. Им можно показать, им можно предложить всё великолепие царств мира сего, – они не примут их, они хотят лишь единения с Духом, из которого они изошли. Так хотят эти люди быть Макрокосмом в этой жизни. Таково было их сознание. Оно было также и во всех религиях. Те, кому ведомы истоки религий, знают, что всем этим религиям свойственно взирать на учредителей религий, как на звёзды Макрокосма, как на предвечный мировой закон, царящий над звёздным небом. Солнцами были эти первенцы человечества для посвящённых и тех, кто ушёл вперёд.


Когда человечеству должно было быть явлено, как протекает карма, тогда ему бывало показано изображение Солнца в храме. Судьба значит для человека то же самое, что и движение Солнца во Вселенной. Тем же самым был для китайцев[A-mi-t’o], когда они оказывали почитание Будде как «сыну» среди своих небесных богов. И тем же самым для индусов, когда они изображали Кришну, покоящегося на руках Матери-Дэвы. Рождественский праздник проходит через все религии. Это праздник, который должен довести до сознания человека, что его судьба должна стать однажды отображением Макрокосма.


Солнце Духа живёт в христианстве, как и в древних религиях. Также и в жизни Христа должно было быть представлено непосредственно отображение Солнца, спешащего по небосводу. Поэтому праздник его рождения был помещён на время празднования Рождества.


Спрашивается, почему? Что происходит во время зимнего солнцестояния, во время празднования Рождества, с Солнцем?


Тогда дни становятся опять длиннее после того, как миновал самый короткий день. Свет опять пробивается сквозь тьму. Солнце, которое большую часть дня находилось во мраке, рождается вновь и как таковое, вновь рождённое Солнце, оно теперь посылает свой свет. Рождение света праздновалось в полночь, ибо свет рождался из тьмы. Так должен символически рождаться свет мудрости, представленный людьми-первенцами. Солнце опять появляется заново, оно, которое шествует по небосводу.


Своим рождением оно являет символ рождающегося человека-первенца, который столь же уверенно следует своим путём, как Вселенная несёт в себе гармонию.


Много было вначале различных христианских сект, и праздник [рождения] Спасителя справлялся у них в различные сроки. В первые века христианства насчитывалось 135 таких дней. Лишь в начале V века была установлена единая дата, наше нынешнее Рождество. Его поместили на этот день с умыслом, чтобы та же символика, которая оглашала весь древний мир, утвердилась и за этим христианским праздником.


Один из отцов церкви, которого церковь объявила святым, считал это оправданным и вполне в духе христианства. Он рассказывает нам, что христиане поступили правильно, что они справляют Христов праздник в то время, когда римляне праздновали рождение Митры, греки – рождение Диониса. Празднику этому должен был быть придан тот же смысл, как и празднику Митры и празднику Диониса, ибо и в них праздновалось рождение первенца.


Так христианство воздвигло в празднике Рождества символ, который снова и снова должен доводить людей до сознания того, что карма должна быть сожжена, чтобы гармония между Макрокосмом и микрокосмом, которой сегодня ещё нет, однажды осуществилась, чтобы и человек однажды последовал непреложным законам, от которых он не смеет отступить.

443 просмотра

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page